Как всегда, он неспешно шел на работу. Он был пожилым программистом лет тридцати пяти, хотя на самом деле мог быть практически кем угодно. Налицо были все признаки настоящего профессионала: проплешина на затылке, образовавшаяся от бесконечного потирания макушки и вырывания волос при мыслях о сроках; нервный тик в уголках губ; мраморно-белая кожа; мешки под глазами от бессонных ночей, проведённых в плаче около компьютера.
Он шёл длинным маршрутом, продуманным так, чтобы по дороге ему не попалось ни одного дорожного указателя*. Это была одна из многих вещей, которые он никак не мог в себе побороть – ему безумно хотелось брать и присваивать указатели.
Заметив едущий по улице автомобиль с тонированными стёклами, программист наскоро прикинул его модель, скорость, радиус разворота, скорость торможения на данных шинах на данном дорожном покрытии, а так же погодные условия, рельеф покрытия и определил расу, пол и возраст водителя. После этого он увеличил свою скорость примерно на 0,867 км\ч и, как ни в чём не бывало, продолжил путь. Очевидным совпадением явилось то, что машина проехала мимо как раз тогда, когда он ступил на переход. Окно открылось, оттуда донеслось мерзкое рэповое гудение, а потом ещё и высунулась гнусная черномазая рожа, прокричавшая нечто, что по её понятиям, весьма обидно для случайно встреченного человека на улице. Случайно встреченный человек переходил, не оборачиваясь, и только загибал пальцы на левой руке. Когда пальцы закончились, послышался вой тормозов и звон. Увлёкшийся водитель не вписался в поворот…
Вдоволь налюбовавшись статуей Милосердия у входа, молитвенно протягивающей вперёд руки, программист предъявил электронный пропуск нового образца на проходной и поехал на лифте на двадцатый этаж. У них всегда были пропуска нового образца – инженеры из соседнего ВУЗа непрерывно развлекались, находя возможности прохода в здание. Они не смотрели здесь на схемы или секретные проекты – их интересовал буфет, в котором продавались булочки на 80 копеек дешевле, чем в их буфете.

Доехав до своего рабочего этажа, программист медленно прошёл по нему, выключая непрерывно работающие сервера. Около одного из них он ненадолго задержался, положив руку на электронный пульс жёстких дисков и вспомнив о чём-то. Затем он таки выключил установку бесперебойного питания и почувствовал, как медленно остывает стальное тело его старого друга. Уходя, он ещё успел заботливо протереть тряпочкой два монитора и смахнуть соринку с одной из клавиатур.
Вообще говоря, этот лифт не возил на крышу. Но после изучения схем его конструкции, сотрудники всё таки нашли способ, позволивший им ездить туда курить в рабочее время. Итак, программист скрестил пальцы, прошептал “да будет электронная воля твоя”, трижды поклонился, и лишь после этого с размаху засадил кулаком чуть ниже кнопки первого этажа. Иначе не работало. Лифт отозвался характерным звуком ошибки программы майкрософт и поехал на крышу.
Двери лифта открылись и по глазам программиста больно ударило слабое утреннее солнце. Он вышел и пошёл к ограждению по узкой аллее, оставленной между горами окурков, чтобы можно было пускать с края бумажные самолётики, сделанные из неоправдавшихся рабочих планов.
Не спеша, он перелез через ограду, определил силу ветра и шагнул вперёд. Ветер ударил его в лицо, сорвал галстук и кое-как завязанные шнурки от ботинок. Программист перевернулся в воздухе и представил себе, что летит вверх, подымаясь из неба. В конце концов, у планеты и у вселенной всё равно нет ни верха, ни низа, а на чьи-то субъективные мнения ему было глубоко наплевать. Скорость его восхождения всё увеличивалась и он ещё успел ухмыльнуться и подумать “Это ещё не EOF*. Это просто точка с запятой.”
…..
Примерно через двадцать три минуты пятьдесят одну секунду программисты его отдела увидели, как таджики убирают окровавленные ошмётки с рук статуи Милосердия. Они узнали, что дворник, обыскивавший труп в поисках денег, нашёл только две вещи. Первая была складной иконой, на которой с одной стороны был изображён Георгий Победоносец, а с другой – пингвин. Вторая была посмертной запиской самоубийцы, с текстом “прошу винить ЕГО в моей смерти” и стрелочкой на фотографию Билла Гейтса.
Проходивший ещё через двадцать одну секунду начальник отдела услышал отрывки оживлённой беседы программистов: “…это у нас не получится упасть фракталом*… равномерно разбрызгавши… Он нас уделает?! … на это уравнение…”. Он пожал плечами и пошёл подавать список освобождающихся вакансий…

*указатели – одна из основных фич для работы с памятью и объктами
*EOF – End Of File. Маркер, указывающий конец файла
*фрактал – подразумевается красивый узор, получающийся при помощи математических формул