Давно смущал меня текст песни Eternal Flame, “Close your eyes, give me your hand”… Сегодня я наконец-таки нашёл в логах программы для шифрования ответ на загадку её происхождения:

Это было в одном из тех небольших бюджетных кафе, в которых я пил кофе по вечерам. Снаружи, ёжась от холодеющего, словно умирающего, дыхания осени, мерно ложились на землю листья, и было самое время задуматься о вечном, мгновенном, второстепенном и прочем. Постепенно допивая под опасливыми взглядами официанта шестую чашку эспрессо, я аппетитно хрустел газетой двухлетней давности – специально выдержанной до того состояния, когда из неё выветривается яркий запах жёлтой прессы, притупляется вкус сиюмоментных сенсаций, а значимые события приобретают пряный, чуть горький и ностальгический привкус прошлого.
Когда до меня донеслись непонятные звуки со странной маленький сцены посреди зала, я аккуратно сложил остатки газеты “в заначку” и приготовился принять стартовую позиция бегуна на случай, если на сцену выйдет… Выйдет… В общем, вы меня поняли – выйдет Оно, многоликое, словно у Стивена Кинга, безымянное, а главное – абсолютно безголосое. К сожалению (а скорее, к счастью), я был обманут в своих ожиданиях – вышедшая на сцену девушка, хоть и была странно бледна из-за слоя косметики, пела вполне красиво и профессионально, так что я позволил себе ещё два напёрстка кофе. Однако же, всё это время меня не покидало непонятное ощущение, будто ветер с улицы тайком пробрался внутрь через трубу и сейчас, словно жадный и неопытный вор, обшаривает меня с ног до головы.
Задумавшись, я не сразу заметил как стих вокруг всякий разговор, и понял, что намечается какая-то особенно трагичная и душещипательная песня, только когда в зале настали сумерки. Постепенно под светом луны единственного прожектора проявилась певица и медленно проплыла по направлению ко мне. Видимо, намечалась работа с аудиторией – что же, очень даже приятно. Если это только не включат в счёт.
Певица начала тихо и нежно напевать микрофону, глядя мне в глаза…

Close your eyes

Я послушно закрыл глаза, предчувствуя какой-то подвох…

give me your hand, darling

Послушно протянул руку…

Do you feel my heart beating

Моя рука была встречена и почувствовала что-то тёплое и мягкое. Спиной я чувствовал завистливые взгляды, однако мне было немного не до того, поскольку я полностью прочувствовал актуальность вопроса… Сердце не билось…

Do you understand

И я начал понимать, что…

Do you feel the same

В отличие от меня, инквизитора третьего разряда, эта певица была богомерзким немёртвым существом, обладающим, помимо прочего, умением…

Am I only dreaming

Читать мысли человека в реальном режиме. И эта немёртвая держала меня за руку стальной хваткой, пронзая меня немигающим взглядом зелёных глаз…

Is this burning an eternal flame

В которых отражались Адовы огни. Спустя секунду после последнего слова, прожектор неожиданно (для остальных) взорвался, а я рванул свободной рукой склянку со святой водой, и выплеснул её на тварь – не успевая – НЕ УСПЕВАЯ ничего сделать с рукой, с нечеловеческой силой и скоростью метившей мне в самое сердце…

Когда свет в зале загорелся, перед изумлёнными посетителями предстали двое – труп певицы, каким-то образом обгоревшей до костей, и ваш покорный слуга, сидящий на стуле… Совсем как живой…

Один из посетителей, наделённый чрезмерно романтичной душой, чётко установил все причины и следствия – одна сгорела от несчастной любви, у другого от неё же остановилось сердце. Так же он придумал к песне ещё два куплета и она стала бестселлером.
Вот такая вот вам романтика.