За выходные у меня накопилось целых три мысли, потому и пишу третий пост подряд (ну разные они совсем, в один сувать не хочу).
Вечером, после 10 часов копания на даче под дождём, с наслаждением читал дальше М. Веллера, “Всё о жизни”. Чудесный мужик, в чём-то, кстати, похож на Кураева. Под катом – тройка чудесных маленьких отрывков из главы “Табу”. Особо впечатлительным или сильнопсевдокультурным лучше поостеречься от прочтения;)

Табуирование – это способ повышения человеческой энергии, как индивидуальной, так и в сообществе.
Самая простая аналогия – это известная теория творчества и вообще многих видов и способов деятельности как сублимация энергии сексуальной при запрете или вообще невозможности реализовывать сексуальную энергию напрямую. Строго говоря, это даже не аналогия это один из примеров основных, генеральных табу и их следствий.

….

Была отменена “ханжеская”, “буржуазная” языковая цензура, и мат вылез в обыденную речь, на сцену, страницу, экран. Это что? Это языковая энтропия. Выматериться перестало быть экстраординарным выражением экстраординарных чувств – а так, вообще, выражение.
В славном и глобальном американском английском вместо “скотина!”, или “чтоб ты сдох!”, или “черт тебя возьми” вошло в общем в языковую норму “я тебя ебал!”. Если раньше такое брякнуть в приличном обществе, у людей глаза выпучивались и дар речи пропадал.
А теперь – нет, ничего, привыкли. А что теперь можно сказать в приличном обществе, чтоб у него глаза выпучились? А нечего уже сказать!!! Вот это и называется языковая энтропия, вот это и есть снижение энергетики языка – когда ты убираешь перегородки запретов, и накопления и концентрации сдерживаемой энергии уже не происходит, и введением слова в обыденный оборот ты лишаешь его исключительности и взрывной силы, и если раньше ты мог выразить им сверхсильные эмоции, то теперь тебе нечем их выразить – потому что слово, которое было для исключительных случаев, стало для обычных случаев, и сравнялось по употреблению со словами, которые раньше были гораздо более слабыми выражениями, чем табуированные.

….

Если бы я был председателем Всемирного общества импотентов, я бы через ООН добился запрещения повсеместной рекламы презервативов и менструальных прокладок, которая гремит со всех каналов телевидения круглые сутки. Потому что если женщина, которую приучено рассматривать как источник менструации и вообще мокрых и пахнущих выделений из половых органов, с вежливой улыбкой и светским тоном предлагает презерватив, чтобы надеть его перед половым актом на эрегированный половой член, дабы избежать возможной инфекции, – то нормальному мужчине хочется избежать инфекции вместе с самим половым актом, а по возможности избежать и акта, и инфекции, и самой этой женщины, а лучше выпить лимонаду, или водки, или сыграть с друзьями в бильярд, или в лучшем случае попытаться заняться онанизмом, воображая сексуальные сцены с прекрасной принцессой, которая и слов-то таких не знает, а если и пользуется прокладкой, то мама-королева её научила в нежном возрасте, что говорить на эти темы неприлично, а в обществе просто невозможно.