Таки я созрел дабы кинуть немного документации по текущему себе в сие трэш-хранилище. Документация будет достаточно разноплановая, однако по мере возможности постараюсь её покатегоризировать.
Итак, приступим:

0) Снеси винду, жалкий раб – и ставь пингвинов!
На новом ноуте (как говорит интел, “два ядра – делай больше!”) начал заново играть в линукс. Главное ведь что знаю – это ещё большая фигня, чем пчёлы, поиграюсь и заброшу… А всё равно тянет. Вот такая вот программистская игрушка, гипнотизирующая идеями бесплатности, вседозволенности и абсолютной силы собственных жилистых пальчиков… Главное ведь, такая зараза ещё и передаётся воздушно-дисковым путём…

1) Ежевика против апельсинов.
Прочитал Джоанн Харрис, “Ежевичное вино” и “Пять четвертинок апельсина”. Весьма рад, что читал именно в этой последовательности. На мой нескромный взгляд, в “вине” автор попыталась повторить “Шоколад”, причём сама шутка этого повтора состоит в том, что сюжет книги тоже основан на повторе ситуации. В процессе прочтения возникало ощущение, что автор пыталась вложить своё желание главному герою рассказа – и аккуратно следила за тем, чтобы он ни в коем случае не сбился с дороги, символизирующей второй “Шоколад”. Однако, если прямая тропка привела героя к ожидаемой концовке, этого отнюдь нельзя сказать про роман. Возможно, просто поменялся переводчик – но у меня не было желания задержаться взглядом на странице, вернуться назад, перечитать какой-то отрывок… Книга шла гладко и легко и съелась за два вечера, не оставив после себя никакого осадка – в этом она скорее была подобна бутылке буржуйской газировки, сладкой и безвкусной, нежели бутыли старого вина.
А вот “1,25 апельсина”… Это было безумно вкусно. Горькая кожица, сладкие дольки, твёрдые косточки и яркий сок. Эту книгу я читал медленно, смакуя, не спеша переворачивая соблазнительно хрустящие страницы.Там был и безумно красивый стиль и переплетающиеся, независимые нити рассказа и множества разных судеб. И был там вопрос, который когда-то поставил кто-то из великих – кажется, Сократ, но боюсь соврать. Неточно процитирую: ” Я намерен посвятить свою жизнь выяснению всего лишь одного вопроса – почему люди, зная, как сделать лучше, всегда делают хуже”. Когда читаешь эту книгу, то в прекрасную многомерную мозайку складываются книги Веллера, стихи Ницше, песни Ночных Снайперов, проповеди Кураева, психология Берна, повести Стругацких… И над всем этим, глумливо хихикая, витает пара страничек Борхеса, пришёптывая, что книги обретают новый смысл не только при их переписывании слово в слово другим автором, но и при их прочтении – не несущие объективной информации листы бумаги способны подавать огромные объёмы субъективной информации, оставляя их переваривание на заведомо нечистой совести читателя.
В заключение могу сказать, что книга просто великолепна – она мощна. И её уже хочется сравнить не со старым вином, а с отборным коньяком – с тем, который вбирает в себя не однородный спирт (пусть даже двадцатилетней выдержки), а различные спирты, разных дат рождения, настаивавшиеся в различных бочках – те, что, слившись, образуют непередаваемый букет вкуса и запаха, ошеломляющий ценителя.
Кстати, маленькое постфактумное наблюдение: на обложке “Вина” сзади в качестве отзыва написан простой пересказ текста каким-то изданием – и никакого личного отшения к оному. В то время как на “1,25 апельсина” смело написаны отзывы вроде “Из этих книг эта – пока самая острая, с горчинкой”… Вот и задумывайся, почему на нашей фантастике всегда сзади написан только тот самый пересказ;)

2) Переедь меня АТМЗ
Сегодня, после того как мозг всего потока АИВТ разрушил преподаватель Войскового Тыла, я понял, кто он был в прошлой жизни. Он был Наполеоном. Он тоже небольшого роста, упитанный, постоянно в движении и хочет от своих подчинённых невозможного.. Надо будет скинуться и подарить ему треуголку…
И вааще, университет сейчас страшен. Тихо в панике грызу ногти в уголке.

3) Точим ножи
Завтра, наверное, поеду покупать себе коньки – надо успеть, покуда скидки есть… И покуда деньги не проел))