Итак, просто рассказик. Написан в период депрессии (если она у меня бывает) в больнице…

Дракоша


Дракоша тихо колыхался в воде. Собственно говоря, что ему ещё было делать – он ведь водяной дракон – ему не требовалось есть, летать – только вода, и, само собой разумеется, сокровища.
Для охоты за сокровищами, дракоше, осиливаемому инстинктом, иногда приходилось выбираться из своего бассейна и совершать огромный поход – целых двадцать шагов – до водосточной трубы. Там, на фильтре, часто оставались цепочки, серёжки, крестики, а иногда даже целые кольца. Дракоша задумчиво прочищал фильтр и вновь возвращался к своей спячке. Возможно, он просто успел унаследовать настрой жителей столицы – жить, плывя по течению, ни о чём не задумываясь, вставая только ради своей маленькой кормушки у чьего-то отстойника.
Да, это вполне могло быть так – в конце концов, дракончик был совсем маленький, не больше века. Всю жизнь он помни себя только здесь, и не мог представить ничего иного. Животные инстинкты были удовлетворены, иных желаний не возникало – и жизнь была прекрасна. И кого, в конце концов, волнует то, что в единственном документе, где про тебя упоминается, ты значишься как “подземный геотермальный элемент публичного бассейна”.
Неизвестно, обрадовался ли бы дракончик, если бы узнал, что на средства, которые он позволял сэкономить, умерли от заболеваний печени и почек свыше сорока человек, погибли от передозировки наркотиков – двадцать, и просто потеряли смысл жизни (и тоже плохо кончили) ещё около дюжины. Впрочем, возможно, что это было этакое опосредованное влияние проклятия драконьего золота – как иначе?
А может быть, дракончик всё знал и о верхнем мире, и о своём положении (у них ведь сильна память крови) – и понимал, что наверху ему, кроме демократично безразличного ко всему солнца, ничего не светит. Время чудес прошло – и он мог быть раве что диковинной зверушкой в террариуме какого-нибудь человека в чёрном костюме, с чёрным деловым портфелем, и чёрной деловой душой. И, может быть, горючая драконья слеза поблескивала в его глазу, когда он читал и повторял про себя надпись на найденных сокровищах – “Спаси и сохрани”…