– К сожалению, мы не можем предоставить вам услуги “сетевое бессмертие”, простите. – Я виновато развёл руками.
– Но почему?! Вы ведь предоставили её уже сотням тысяч людей по всему миру! Я заплачу, заплачу много, вы ведь знаете, что я известный писатель! – К его сожалению, или счастью, я это знал.
– Мы предупреждаем в рекламе, что существует примерно 2% людей, у которых кора головного мозга несовместима с системой.
– Как это несовместима?
– Пока что наша система несовершенна, и мы не можем полностью сосканировать данные вашего мозга. Вы же не хотите, чтобы ваша виртуальная личность вышла ущербной? Мы работаем только тогда, когда есть 100% вероятности успеха.
– Но вы же будете её совершенствовать? – С надеждой спросил старик.
– Конечно. Вы же знаете, мы анонсировали новую версию системы, которая сможет взаимодействовать с мозгом с вероятностью 99.98%. Она должна быть готова уже в следующем месяце. Скорее всего, уже тогда вы сможете ей воспользоваться, не отчаивайтесь. – Я ободряюще улыбнулся.
– Вы знаете, у меня рак. Перемещение разума в сеть – единственное средство, которое поможет мне ещё жить и ещё творить… Я не знаю, есть ли у меня ещё хотя бы месяц.
– Постарайтесь продержаться. И – прошу вас – пишите. В этом мире есть так мало вещей, которые так важны, как творчество. Как высококлассное творчество. Клянусь, если бы была возможность обеспечить вам бессмертие прямо сейчас, то я бы это сделал, не колеблясь ни секунды. – Это был один из тех редких моментов, когда я не врал клиенту. Действительно, я готов был отдать любые деньги, или разменять время своей жизни на время жизни этого старика – просто чтобы прочитать ещё один его роман, ещё одну повесть. Или чтобы просто знать, что такой замечательный человек ещё где-то живёт и наслаждается жизнью – он имел на это гораздо больше прав, чем я.
– Хорошо. У меня как раз есть одна великолепная идея, я так надеялся её закончить… Спасибо вам за всё. – И, уже отворачиваясь, он тихо спросил, так, что я едва услышал. – А эвтаназия – это больно?
– Нет, что вы. Это необходимая мера, чтобы в мире не оказалось два одинаковых разума. Говоря с религиозной точки зрения, двух душ. Человек, как индивидуальность, должен быть только один, и поэтому при создании бессмертного дубликата разума, мы уничтожаем бренную телесную оболочку. Конечно, это совсем не больно. Ваше тело просто погрузится в долгий спокойный сон, в то время как разум будет дальше жить и творить. Вы же не хотите, чтобы вас осталось двое – и один деградировал, превращаясь в овощь под присмотром заботливых санитаров – пока другой остаётся в Сети в расцвете сил?
– Да… Наверное, не хотел бы. Спасибо. До свидания.
– Прощайте. – одними губами прошептал я.

– Шеф, что вы делаете? – Я тихо вошёл в кабинет, воспользовавшись личной картой доступа, и плотно закрыл дверь. Больше никто не мог сюда зайти.
– Перелистываю историю. Ты помнишь, как всё начиналось? – Шеф курил, откинувшись на кресле, и смотрел на свой любимый панорамный монитор. Для кого-то другого при этих словах на мониторе должно было бы быть видео, или фотографии… Нет, там был скриптовый код.
– Да, конечно. С создания простейших ботов для дневников и социальных сетей пять лет назад… – Как я мог забыть.
– Было так весело это создавать… До какого-то этапа. Кажется, поворотный момент настал, когда мы начали выделять человеко-стереотипы и создавать ИИ с индивидуализированным характером… – Шеф задумался и крепко затянулся.
– И мы обнаружили, что генерируемый ИИ контент ничем не отличается от того, что пишут живые люди. И типов людей не так много – есть люди, деятельность которых основана на сексуальных желаниях, есть люди, смакующие свои или чужие проблемы и несчастья, есть комментаторы новостей, есть феминистки и геи, ретрансляторы афоризмов… И, Господи, как же это ужасно. – Я нагло спёр со стола чашку холодного кофе, и плюхнулся прямо у стены (стул у нас положен только начальнику).
– Знаешь, кажется, самое время уходить. Пока ещё никто кроме сотрудников не знает, что нет никакой матрицы сознания, бессмертия, и суперкомпьютеров, в которых люди продолжают жить. А есть только огромная, но достаточно простая система ИИ, которой скармливаются электронные экскременты человека в биосфере интернета. Блоги, социальные сети, сервисы закладок, микроблоги, сообщества… Огромное количество информации, которой хватает для полной классификации и создания образа человека. И это подобие продолжает “жизнь” – унылую, неизменную жизнь интернет-планктона.
– Знаешь, а ты никогда не задумывался над тем, что на самом деле мы никого не обманывали и не убивали? Что просто эти люди изначально не обладали душой, и наш убогий искусственный интеллект – полноценная и качественная им замена, и гарантия вечной жизни?
– Конечно, задумывался. Но эту мысль лучше от себя отгонять. Приятнее считать себя убийцей, чем людей вокруг – мертвецами. Хотя мне безумно интересно, хватит ли людям смелости отключить систему. Не будут ли они считать себя убийцами… – Шеф стряхнул пепел на ковёр, и не спеша потушил маленький пожар ногой.
– Пора уходить. Система уже поглотила 80% блогосферы – это цифра, на которую мы и не могли надеяться. Мы получили огромные средства – не только от услуг по бессмертию, но и от фирм за продвижение их продуктов… Бедняги, они думали, что у нас большая сеть сообщников по всему земному шару. А на самом деле – мёртвые автоматы рекламируют в Сети другим автоматам газировку и новые прокладки. Было бы смешно, если бы не было так грустно. – Глоток осадка холодного кофе вызвал приятные мурашки по телу.
– Мы сделали два отличных шага. Первый – про те самые неподдающиеся два процента, под которые были занесены все писатели, художники, прочие творческие личности, и просто те, на кого по сверхъестественным причинам нет информации в Сети. Второй – как мы уговорили на свои услуги того жуткого писателя. Помнишь, он писал про метро? Таким страшным, убогим языком… Нам хотелось его просто убить – и мы это фактически сделали. И было достаточно посадить пяток своих ребят, чтобы они продолжали писать его стилем – это сыграло сильную роль в убеждении людей.
– Мы молодцы, правда? Очистить Сеть, блогосферу, этот Мир… Ты собрал вещи?
– Да. Ты не забыл свою печатную машинку?
– Конечно нет. Куда мы летим?
– Куда угодно – Япония, Африка, Россия, Ирландия… Главное – чтобы не было интернета в радиусе ста миль.


Это уже четвёртый вариант “судного дня” от меня. Один был в “Хрониках”, второй – рассказик “никто не уйдёт”, третий – шутливая история с религиозно-политическим подтекстом.

В следующий раз хочу выложить что-то хорошее. Поэтому новые “Хроники” пока что лежат в черновиках – они злые. Покормите меня борщом и дайте поспать часиков 12 – мне так мало нужно для счастья :)