Я летел. Один прыжок – и ветер со свистом обдувает твоё лицо, и непонятно откуда взявшаяся на нём вода улетает вверх. Руки и ноги превращаются в плавники,с их помощью ты плаваешь и переворачиваешься в воздухе, который внезапно стал для тебя жидкостью. Кто сказал, что минута падения – это слишком быстро? Это долго, достаточно долго, чтобы насладиться им, чтобы подумать, что ты бы хотел, чтобы так было всегда, без приземления, чтобы успеть пожалеть,вспомнить, забыть, узнать, и вновь пожалеть…
Я летел. Кажется, я успел немного забыться в полёте – я уже мог разглядеть подробно деревья на полях, крыши домов со смешными флюгерами, маленькие фургончики с мороженым и детей, запрокинувших голову в слежении за полётом – думаю, это моё воображение домыслило, как у одного из них капля согретого клубничного мороженого медленно скатилась по вафельному рожку. Я начал лихорадочно дёргать кольцо.
Я летел. Земля приближалась в фантасмагорической скорости, притягивая к своей груди блудного сила со всей доступной ей силой mg. В каких-то пятидесяти метрах от земли я резко выбросил крылья вперёд и, подняв в воздух огромный вихрь разноцветных осенних листьев, приземлился. Позади меня с мерзким звуком расплющилось об землю две кривые кляксы. У одной из них на плечах был рюкзак, у второй не было вообще ничего – видимо, он получил именно то, чего хотел. Хотя хотел ли он этого в последние моменты?..
А мораль проста. Не искушайте небо, если вы ещё не ангел.