Море. Небо. Море. Небо. Небо. Море. Норе. Мебо… И так – на километры вокруг. Никаких ориентиров, никакой поверхности, сколько не перемещайся – одинаковый обзор на все 360 градусов. Море и Небо.
Чайка! Что она забыла здесь, в сутках от ближайшего берега? Планирует, кренится, как подбитый самолёт, и… Уходит в штопор, с размаху врезаясь в воду. Секундные круги по воде, мгновенно скрытые неуёмными волнами. Говорят, что чайки – это души погибших моряков. Ну что же. Не зря говорят.
Птица тонет. Солёная вода старательно пытается её выпихнуть, большое, но лёгкое тельце вообще не должно уходить под воду – но перепончатые лапы старательно пытаются загрести, чтобы уйти чуть глубже. В лёгкие заливается солёная вода, слаженные движения превращаются в агонию, но какой-то контроль всё же остаётся – птица не даёт себе всплыть. Ещё полминуты, короткая цепочка пузырьков воздуха – и от тела отделяется что-то невесомое, и словно тень от самолёта, быстро начинает двигаться. Только ни одна тень не пойдёт вглубь…
На дне лежит причудливая колония кораллов продолговатой формы. Тень подплывает к ней и начинает яростно дёргаться. Реакция не заставляет себя долго ждать – под водой раздаётся громкий треск и скрежет, смущающий слух окрестных дельфинов и выпячивающий глаза-стебельки крабов. Что-то выламывается из кораллов, оттуда в панике уплывают глубоководные рыбы, подсвечивая себе “ручными” фонарями, многое из неживого внезапно оказывается живым и при этом быстро бегающим, а быстрее всех улепётывает кальмар, оставляя за собой густой позорный след чернил.
Нечто отряхивается, как гончая собака после болота. В стороны летят ракушки, куски кораллов и колонии водорослей. В почти непрозрачной взбаламученной виде становится смутно виден силуэт корабля. Не старайтесь приблизиться к нему жадным взглядом – он, словно пожилая дама, старается хорошо выглядеть хотя бы издали. А эта леди ко всему прочему была в могиле уже несколько веков, что не могло не оказать на неё некоторого воздействия. Но команда уже на палубе, мягко ступает костями по прогнившим доскам и натягивает истлевшие паруса. Со скрежетом потягивается русалка на носу корабля, в пустой провал иллюминатора машет кистью левой руки скелёт ребёнка, зажав её фалангами правой. Всегда тяжело покидать насиженное место, кем бы ты ни был.
Но подводная регата началась. Десятки, сотни чаек уже оповестили свои команды, и те включились в гонку. Парусники, галеры, пароходы, авианосцы, даже спасательные шлюпки – всё, что ещё не приросло насмерть ко дну – спешило к заветной точке финиша. Все знали, что победитель может быть лишь один, больше призовых мест нет. Остальным придётся развернуться и уплыть вновь копить терпение веками – возможно, до того момента, пока милостивая вода не размоет их в песок на дне.
Как вы думаете, как находят свои открытия подводные археологи? Да, безусловно, каждый сможет вам подвести базис под ту или иную находку: дескать, мы знали, что из этих городов шли корабли, в такое-то время они встретились, восемь штук утонули… Но учтите погрешности, и окажется, что корабли могут находиться в радиусе сорока километров… Естественно, такую площадь дна нереально разведать, даже при помощи эхолокатора и всяких новомодных штучек. И веростность случайно наткнуться на хоть какой-то корабль, несмотря на их несметное количество на дне – много нулей после запятой. Так вот – никто не расскажет вам, что археологи приплывают на приблизительное место, и ждут Знака. Чего угодно. Любого ориентира, чтобы от него спускаться вниз. И вы, наверное, уже догадались. Чаще всего этим ориентиром служат чайки.
Аквалангисты спускаются и исследуют победителя регаты. К этому времени корабль уже правдоподобно обрастает ракушками и прочей живностью, с учётом теоретического времени нахождения в данном квадрате и особенностей течения. Некоторые ещё стилизуют свои корабли под то, что должно быть здесь на самом деле… но это лишнее. Подгонкой фактов пусть займутся историки.
Луч света проникает в пробоину, освещая так кстати оказавшуюся там блестящую тарелку. “Нашли!” – радостно передаётся по рации. И только один из подводников нахмурился на мгновение – где-то на грани сознания послышалось монотонное и многоголосое “Упокойте нас. Захороните нас на суше. Пожалуйста. Упокойте нас”.
А чайки летят высматривать очередной корабль археологов.